О том, как Бобик повесился

Занесло меня как то в одну станицу в Краснодарском крае. Собственно, даже не занесло, а в командировку послали. Я как раз устроился в одну шарашкину контору, которая строительством занималась. С учетом того, что по специальности я «повар, конюх, плотник…», а в данном случае штукатур и кровельщик, то на отсутствие наличия производственных заданий пожаловаться я не мог. Только закончил одному большому чиновнику делать бассейн, как шеф меня в составе бригады из трех человек послал в Краснодарский край.

Станица, как станица. Раскинулась она так вольготно по степи, что иному городу хватило бы за глаза и еще и на пустыри места осталось бы. Народу много, половина без работы сидит. Колхоз уж давно москвичи выкупили на корню, новую технику закупили, производительность повысилась, и людей стало гораздо меньше нужно.

Народ колоритный вокруг. Страсти в округе кипят, Рабыня Изаура заодно с Просто Марией отдыхают. Но про это в следующий раз.

Погоды по нашему приезду стояли хорошие. Солнце темечко палит по южному и негритята по округе бегают, чисто Африка. По негритят я не вру. Там по соседству один тип из института имени Патриса Лумумбы у казачки одной прижился, Вася зовут. Ну, нормально, по-русски чешет, ночью и не заметишь, кто перед тобой по выговору. На танцы ходит, водку пьет – совсем своим стал. Мужики приспособились его по жаре нанимать огороды полоть, а чего, ему нормально, привычный. Сядут в тенечке, пива холодного принесут. Сидят, о жизни калякают, а Вася со всей прилежностью на огороде сорняки окучивает. И так хорошо это у него получается – загляденье просто, даже пиво вкуснее кажется, на него глядючи. И мужики – ну чисто плантаторы.

Задание наше было построить небольшую базу отдыха на рыбоводных прудах. Сазан там был – рук не хватит показывать какой здоровый. А на жилье определили нашу бригаду в местную спортивную школу. Она пустая летом стояла, один из классов под общежитие пустили. Вот мы втроем там и жили. Что особенно хорошо – это то, что в школе сауна была, мы ее почти каждый день топили.

Питались мы в столовой у механизаторов. Ну, скажу, я как городской к такому рациону не привык, хотя немало в деревнях пожил. На завтрак тарелка каши или макарон и тушеное мясо. Или очень много мяса или две котлеты размером с подметку сапога 45-го размера. Или одна котлета и половина гуляша. На обед борщ  или суп с макаронами и то же, что и на завтрак (разве что каша другая), на ужин картина аналогичная. Ни тебе помидорки, ни тебе огурца, ни другого какого салата. Весь десерт – компота стакан. Раз уговорили поварих плов сделать. Так механизаторы так недовольны были, что и есть не стали. Что значит сила привычки – каждый день одну и ту же кашу жрать.

От школы до столовой минут пятнадцать пешего хода. А чего бы не сходить? Птички поют, травка зеленеет, навоз воняет и дождь шпарит как проклятущий каждый божий день (как специально, только приехали и на тебе). И дорога идет по над самыми заборами. Я как то привык, что нас в деревнях заборчики почти символические, а тут в человеческий рост , что тыны сибирские.

Ну идем, впечатлениями обмениваемся. Собаки из-за заборов бдительно брешут – видимость бдительности создают, в плане очковтирательства перед хозяевами.

Идем, никого не трогаем (мы, как шли, завсегда никого не трогали – привычка у нас такая). И тут прямо в лицо вылетает разъяренная собачья морда размером с пасть бегемота. Е-мое, нас аж на проезжую дорогу вынесло от неожиданности. Хорошо, хоть не пронесло нижним страхом, а то могло вполне. Дело в чем, собственно. Собака ушлая попалась. Забор высокий, кромка верхняя как раз на уровне головы. А будка собачья к забору придвинута. Эта сволочь, затаившись в засаде, молча, дожидалась, кода мы подойдем поближе, и взлетала по будке на забор.

Только представьте. Совершено неожиданно буквально в 10 сантиметрах от Вашего лица возникает оскаленная пасть, и Вы глохнете от яростного лая, так что слюна из пасти в лицо летит. А собака отнюдь не маленькая, чуть не с теленка размером, так что забор под ней буквально трещит и ломится. Обделаться можно с перепугу.

Ну, второй раз мы пошли по дороге. Эта гадость молчит. Через несколько дней, забыв про тот случай, идем опять по старой дороге, и все повторяется. Так она нас раза три ловила, когда забывали про нее.

А как то не забыли и специально мимо заборчика не по дорожке пошли, а по травке. Ей, видать из засады это видно не было, она на слух ориентировалась. Выскочила на забор, а мы дальше. Она вперед, а забор и не выдержи, покачнувшись. Бобик так через него и перелетел. А цепь короткая была, до земли не доставала. Собака здоровая, шея не выдержала, сломалась, пес и не гавкнул. Короче, натуральное самоубийство.

Хозяин, верно, так и подумал. Он как раз механизатором был. Вечером в столовой он долго всем жаловался: «Хлопци, а в мэнэ собака удавывся. Отой, чорный. Та шо ему нэ хватало?»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *