О вреде кражи патронов

По выводе огромного числа техники из бывшей ГДР, прислали нашему батальону на хранение дополнительный разведкомплекс «Рама» и решили поменять в танковых ротах танки с Т-62 на Т-72.

Для тех, кто не знает, обычно разведывательный батальон дивизии состоит из четырех рот: 1-я и 2-я разведывательно-дозорные, 3-я воздушно-десантная и 4-я радио и радиотехнической разведки.

Первые роты обычно называли танковыми, реально же в такой роте всего 3 танка, а остальная техника – разведывательные машины БМР-1 (та же БМП, но с разведаппаратурой в десантном отделении) и БРДМ-2.

Специально для такого дела начальство подгадало сборы на нашей базе офицеров-резервистов или, как их еще иронично называют в армии, партизан. Перед партизанами поставили задачу сдать старые танки и принять и полностью обслужить новые.

Станция железной дороги от нашего города километров за 300 располагалась, и перевозили бронетехнику на специальном трейлере. Работа велась шустро, так как партизаны получили уверение, что отпустят их пораньше, как только все будет сделано. Перспектива дополнительного недельного отпуска мужиков радовала, и работали они с огоньком.

Беда в том, что последний танк по каким-то причинам задержался в пути и пришел позже всех, когда трейлер (предоставленный на считанные дни) уже ушел. Начальство обещание свое сдержало и резервистов домой отпустило. Танк оказался в основной части дивизии фактически никому не подотчетный. Стоял он за пределами части совершенно без охраны.

Только представьте. Стоит себе полностью боеготовый танк Т-72, только что боезапаса нет, при этом даже зенитный пулемет на башне имеется. В баллонах сжатый воздух накачан, так что заливай соляру и езжай. Охраны нет, подходи, кто хочешь, бери что хочешь. Чабаны внешние баки себе скрутили (они как обычные бочки, только толстостенные, отличные) в хозяйство. Дети боевую технику в игрушку превратили.

Наш комбат казался в непростой ситуации. Трейлера нет, и обещают не раньше, чем через два месяца, да и то может да, а может, и нет. В части, где стоит танк, категорически отказываются брать его под охрану. Разворуют технику – кто виноват? Комбат!

Короче, раз такое дело, то послал наш бравый командир штатного танкиста первой роты в командировку – имущество части охранять. Ну, как охранять? Сутки от него не отходить, что ли? И контроля никакого. Поняв эту истину, танкист забил на это дело и зажил вольной жизнью. Дрых без просыпу в казарме или в самом танке иногда, в столовую сходит, а так шлялся по всей части и городу. Чем не жизнь? Полная воля, что хочешь, то и делай.

Как обычно и бывает это и подвело. Как раз в гарнизоне были сборы. Партизан прибыло целая куча. Ну, наш сослуживец в той же казарме жил и быстро перезнакомился со всеми новоприбывшими – ему все равно нечего было делать. Особенно близко сошелся он с парой земляков своих. Беда в том, что один из земляков оказался охотником-профессионалом. И вздумалось ему разжиться на халяву патронами к карабину (там как раз калибра 7,62 те же самые, что в АКМ и АК-47 идут).

Достать у нас патроны особого труда не представляло. Дело в чем. Основная часть боеприпасов хранится на складах, совсем немного (по паре магазинов к автомату) в оружейках в казарме. А еще часть находится в десантных отделениях БМП и БТР. Сделано так специально. По тревоге части убыть должны из гарнизона в пункт сосредоточения и приема пополнения минут за 15, чтобы не попасть под удар противника. Грузить боезапас в такой спешке просто некому и некогда, тем более, что людей мало – большая часть подразделений дивизии или скадрированы были или имели неполный состав. Техника тоже вся практически в готовности к бою – заправлена и с загруженным боекомплектом.

В нашем батальоне единственное оружие штатное, которое на бронетехнике не стояло постоянно – это зенитные пулеметы на Т-72. Причем стояли на них не ДШК калибром 12,7-мм, а КПВТ с калибром 14,5. Представляете бандуру? И хранились эти пулеметы оружейке вместе с личным оружием. К моему несчастью по боевому расписанию по тревоге этот самый КПВТ тащить до парка приходилось мне. Рост у меня всего 1,64, пулемет в длину больше меня и весит немногим меньше, так что до парка я его доносил на полусогнутых (и быстро-быстро, иначе упал бы), а вот на башню его поднять и в станок воткнуть – тут уже без помощи никак не обойтись было.

А боезапас на неделю хранился в десантных отделениях БМР и БТР – они полностью забиты были ящиками. В грузовики и автобусный кунг ГАЗ-66 грузилось остальное имущество батальона, а люди ехали при необходимости на броне, среди подвязанных там же грузов.

Это я для того, чтобы понять, как несложно боеприпасы было похитить. Проверить достачу патронов в бронетехнике просто невозможно. Для этого нужно выгружать все ящики и вскрывать их. Поэтому проверка проводилась не то, что не каждый год, а даже не каждую пятилетку. Десантные отделения замков не имеют, единственная преграда – контрольная печать на пластилине с ниткой (которую при известной сноровке снять и потом на место поставить даже не просто – очень просто), да замочек с почтового ящика, который куском проволоки открывается, а иногда для этого достаточно просто дернуть рукой его посильнее. На боксах примерно такие же замки, да и знали мы, как проникнуть в бокс не открывая его. Для кражи достаточно вытащить первый ряд ящиков, вытащить расположенный поглубже ящик, и заменить в нем цинк с патронами на пару кирпичей. Парк расположен в углу части, территорию имеет немалую и часового можно практически не опасаться.

При этом должен сказать, что никто ни разу боезапас не тронул, хотя предложения на продажу от местных жителей поступали неоднократно.

Так вот. Танкист своему приятелю все эти особенности размещения боеприпасов выложил в разговоре. А партизан и давай уговаривать нашего приятеля патронами разжиться. Не знаю уж сколько он его уламывал, но факт в том, что уговорил.

Два полных цинка они вытащили из охраняемого парка части без особенных приключений, ни повредив ни пломбы, ни запоров и спрятали неподалеку в степи (там практически полупустыня). И никто бы этого не хватился, но в дело вступило фатальное невезение уж не знаю кого из них.

Сначала наш партизан от большого ума похвастался в этот же день товарищам своей ловкостью и предприимчивостью. Это бы ладно, сдать его никто не сдал. Да беда в том, что в той роте, к которой относилась обворованная БМП, поменялся командир. Старый командир загодя все имущество роты проверил (о чем наши друзья знать не могли), а новый оказался человеком дотошным и взялся за проверку серьезно, проверяя хозяйство вплоть до мелочей (что мало кто делал, верили на слово обычно). Тут факт кражи и обнаружился.

Оба капитана бегом к командиру части. ЧП! – кричат, — и кирпич в качестве доказательства на стол письменный бряк.

Полковник не будь дурак сразу в ситуацию въехал и сообразил, что первыми среди подозреваемых партизаны числятся. Выстроил всех их на плацу и речь произнес эмоциональную и крайне непечатными словами насыщенную. Если ее законспектировать, то суть такова: «стырил боезапас кто-то их Вас, больше некому, прошу как родных, отдайте, просто подбросьте к штабу и ладно. Я все забуду. А не отдадите, сделаю все, что только в моих силах: на сборах задержу, поганую характеристику по месту работы отправлю и военкома вашего попрошу, чтобы персонально для гадостей наделал».

У нас за правило было, что со сборов партизан отпускают дней на 7-10 пораньше, вроде как отпуск получается дополнительный. Ребята на охотника обозлились не на шутку и говорят примерно следующее: «если ты год, не вернешь чужое имущество, то мы тебя, конечно, сдавать не будем, но в землю вгоним сами по самые плечи». Сотня разгневанных мужиков зрелище достаточно убедительное, но дело поправить еще было можно достаточно просто, если бы, как и предлагал полковник просто подбросить цинки к штабу. Но наш идиот додумался вернуть краденое точно на то место, откуда взял. А часовым хвосты накрутили командиры тщательно, они к тому времени злые стати и очень бдительные. Как понимаете, без знания паркового хозяйства партизан и десяти метров не прошел, как попал под прицел автомата.

Результат – арест, следствие и дело о краже боеприпасов. На следствии дурак сдал и своего помощника, чем подписал себе более тяжкую групповую статью. Почему то многие подследственные думают, что если сдадут всех и вся, то меньше получат наказание. На деле наказание то снизят, но статья будут более тяжкая и срок увеличится как минимум раза в полтора.

Дали ему три года строгого режима в результате, а нашему танкисту два года дисбата.

А танк все это время продолжал стоять совершенно бесхозный еще месяца два, пока с него радиостанцию не сняли. Только тогда комбат понял, что, если технику не перегнать к нам, то, в конце концов, ее на металлолом пионеры сдадут. Обошлись и без трейлера. Меня вместе со вторым танкистом отрядили в командировку. Залили мы в баки соляру, воздух в системе оказался забит под завязку и на пневмозапуске наш танк завелся в полпинка (кстати, что наши танки делает гораздо надежнее зарубежных, где только электростартером или генератором завести можно двигатель). Так и перегнали прямо по дороге – гаишники разбегались, когда на скорости более 80 км мы проносились мимо постов.

Кстати о бесхозном оружии. Полигон наш был довольно далеко от части и высоко в горах. Так когда ехали, на одном из горных поворотов в закуточке стояли три 122 миллиметровые гаубицы. Черт его знает чьи. Стояли без охраны, целенькие, в полном порядке, не ржавые, я кода увольнялся, они еще были на месте.

О вреде кражи патронов: 4 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *