У нас на Колыме соседи были. Муж на драге работал, жена вроде на заправочной станции, но точно уже не помню, да это и не важно. Важно, что хозяйственные они были весьма. А у нас на поселке большинство хозяйственными были. Что вы хотите – большинство родом было с Украины, хохлы потомственные. Снабжались поселки так себе, а люди приезжали на долго, вот и обустраивались крепко.
Вечная мерзлота вечной мерзлотой, но на пару-тройку соток насыпалась земля и картошка на таком огороде вырастала не хуже чем на черноземе. В лесу грибы, ягоды. Охота опять же. Выращивали и огурцы с помидорами. Так как для них было очень холодно, то делали теплицы. Стеллажи с растениями поднимали на метр от пола, а под ними проходила довольно толстая труба, с одной стороны которой находилась топка. В топку на ночь подбрасывали уголь, и воздух в трубе согревал растения. Должен сказать, что у некоторых жителей целые тепличные комплексы были. И не только, выращивали кур, кроликов, многие держали свиней. У животных сараи утепляли и тоже ставили печку. Стояли и теплицы и свинарники по окраинам поселка – большинство жили в двухэтажных многоквартирных домах, а о кражах на поселке практически и не слышали никогда.
Так вот у наших соседей тоже был свинарник с десятком подрастающих хрюшек, уже довольно больших. Дело было в конце лета, в августе. У обоих соседей как раз начался отпуск. Государство тогда раз в три года оплачивало бесплатно пролет на материк и обратно, поэтому обычно люди на Севере собирали отпуска и отгулы за все три года и отправлялись в отпуск хоть и раз в несколько лет, зато надолго. Но на этот раз соседке профком выделил путевку в Сочи и отказываться от такого подарка не хотелось. Муж же оставался на хозяйстве.
Итак, ранним утром жена погрузила чемоданы на автобус, последний раз дала мужу ценные указания о неукоснительной заботе за теплицей, квартирой и подрастающей кровяной колбасой, приняла торжественный обет не пить, не гулять и не бегать за юбками в ее отсутствие и отбыла на заслуженный отдых в славный город Сочи.
Избавившись от докучливой опеки женского пола, мужик немедленно принялся веселиться. Если для некоторых веселье заключается в любви к особенно пожрать, то наш мужик такие слабости не признавал. Затарившись в магазине по самое не могу полной под пробку стеклотарой, он кое-как допер позвякивающие авоськи до дому и на неделю выпал из общественной жизни. С учетом того, что тогда вместо водки в нашем магазине продавался питьевой спирт, он мог и дольше развлекаться. Про свиней сосед вспомнил, только когда сошла первая волна загула и на восьмой день потащился с больной головой и с баком комбикорма к свинарнику.
Хрюшки его ждали давно и с нетерпением. У них как раз накопилось много вопросов по части питания и его регулярности. Свинарник стоял посреди небольшого дворика, окруженного забором из лиственничных бревен высотой выше полутора метров. Только прочность лиственницы (правда, прочная, вон Петербург три сотни лет на сваях из лиственницы стоит не качается) помешали свиньям выбраться из загона, но внутри дворика они съели все подчистую, даже саму кормушку и нижнюю половину дверей в сарае.
Мужик, охая от головной боли, зашел в загон. Обратно он несся пулей. Хорошо, что засов задвинул. Визг стоял такой. Когда поросята начали бой за содержимое бака, что люди из домов выбегали.
Больше сосед заходить в загон не рисковал. Набрав бак комбикормом, он подкрадывался к забору, вываливал бак через стену и удирал быстрее домой. Я его понимаю – свиньи так бились о забор, что он буквально шатался. Страшно очень было! Так же он и воду лил из ведра туда, где примерно находилось врытое в землю корыто. Впрочем, особо он их не баловал питанием, было оно, как у студентов трехразовым: понедельник среда, воскресенье.
Все бы ничего, но он опять плотно запил на неделю. Хрюшки окончательно озверели. Стали они поджарые, что борзые собаки. Морды злобные, клыки оскаленные, глаза кровью налитые, вместо хрюканья слышится что-то такое, что далеко не нервные поселковые собаки мигрировали все, как одна на другой конец поселка.
У нас гараж рядом со свинарником соседа был. Пришлось машину перегонять на двор. Я Вас уверяю, если бы Вы увидели свиней, перепрыгивающих полутораметровый забор, зрелище и на Вас произвело бы впечатление. Хорошо еще, что свинарник стоял не в самом поселке, а метров за двести от его края, вместе с несколькими другими сараями, парой теплиц и гаражей. Одичавшие свиньи полностью разогнали всех прочих хозяев. Озверели они настолько, что по дороге нельзя было проехать, выбегали и хватали автотранспорт за колеса. Смех смехом, а одну из покрышек на нашей Хонде выбросить пришлось. С тех пор, мимо свинарника проезжали только предварительно хорошенько притопив педаль газа. Кормились они на поселковой свалке, так что пришлось организовывать другую помойку, чтоб только подальше от кабанчиков, переловили всех кур, неосторожных дворняг и евражек. Звери лютые!
Пробовали наехать на соседа, мол, корми свиней. Отказывается наотрез, говорит, не хочу жизнь кончить растерзанным поросем. Говорит, ему еще жить и жить, до пенсии далеко. Пристрелить тоже отказывается, говорит, что жена убьет. Жена у него женщина была авторитетная и на слова веская (и е только на слова), так что огорчать ее посредством убиения скотины никому не хотелось. В конце концов порешили подождать приезда, чтобы сама решала что делать.
Она действительно в ситуации разобралась быстро. Крики мужа слышны были на пол поселка, когда она его гоняла по улицам с дрыном наперевес. А свиней попросила мужиков перестрелять. Операция проходила по всем канонам карательной экспедиции. Ранним утром свинарник окружили два десятка мужиков с ружьями. Хрюшек даже не убивали, натуральнейшим образом мочили, добивая раненых в упор. Кстати, на вкус они оказались в точности как дикие кабаны, одно мясо, сала даже в намеке не присутствовало.
А соседка сказала, что теперь она мужа и на пару дней одного не оставит. Но помирились они быстро, недели не прошло. Точно говорится, что муж да жена, одна сатана.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.