Как токарь дядя Вася американцев превзошел

Работал я одно время на секретном оборонном заводе. Точно говорю, секретном, сам до сих пор не знаю, что там производилось. Цехов много, везде разные детали делают, а собирают все это еще где-то и чего именно собирают, кто бы знал. Говорили разное на этот счет, только врали больно много. В нашем цехе шестерни делали всякие, втулки и все-такое прочее. Тоже, кстати, секретные, ежели, к примеру, болт на 50 выточил, то никому за пределами завода говорить не моги об этом, блюди государственную тайну.

И соблюдали, как без этого, службу знаем, жаль только, что так никто о болте на 50 так и спросил ни разу. Даже обидно немного.
Но я не об этом. Уж не знаю, для какого такого агрегата, но потребовалось организовать на заводе производство так называемых сопряженных поверхностей. Для тех, кто не в курсе, поясню, что это вроде зубчатой передачи, только без зубьев, представляет собой пару особым способом выточенных многогранников, передающих крутящий момент.

Такие сопряженные поверхности имеют много преимуществ перед традиционными шестернями: почти бесшумны, долговечны, выработка на них не влияет, даже при большой выработке нет зазора между шестернями, при отсутствии смазки способны работать без поломки на порядок дольше любой зубчатой передачи.

Есть и недостатки – поверхность изделия сложная со строго заданной геометрией, и вытачивать приходится сразу рабочую пару, причем и ставятся и меняются детали только парой, даже при поломке только одной шестерни, по отдельности они не взаимозаменяемы. Поэтому при браке одного изделия на переплавку приходится отправлять оба. И чтобы выточить такую пару требуется сложнейший компьютеризированный станок. По тем временам делали такие станки только в США и стоили они по 270 тысяч долларов. На дворе 1990-й год пошел, на государственные заводы валюта по крохам распределялась. Тем не менее, заявку директора удовлетворили и выделили вожделенные доллары аж на два станка. Оборудование доставили быстро, заводские работники методом тыка в мудреных агрегатах разобрались за неделю и работа пошла, любо-дорого посмотреть. Стоить сказать, что из-за жесткой экономии станки устанавливались и настраивались заводом самостоятельно, без участия специалистов фирмы-производителя и потому гарантия на оборудование не распространялась. И все бы хорошо, но буквально через четыре месяца работы один из станков встал, да основательно, а через пару недель спустя накрылся медным тазом и второй.

Начальство схватилось за голову – план горит, поставки срываются, из министерства львиный рык несется. Директор вместе с замами в бледном виде в цех каждый час наведывается, куда, позабросив все остальные дела, согнали всех заводских наладчиков и ремонтников. Сами понимаете, крики начальства спокойствия их консилиуму не добавляют. Скандал такой, что хоть уши затыкай. Два дня лучшие мастера завода копались в станках, а потом объявили, что из-за неправильной установки им пришла хана. Необходимо заменить ряд деталей, которые можно купить только у производителя. А это еще 70 штук зелени.

Ситуация патовая – сверху на директора давят, а денег больше не дают, лимиты, говорят, исчерпаны, выкручивайся, как знаешь.

Не знаю, чем бы все закончилось, да всех выручил токарь дядя Вася, который на этом заводе всю жизнь проработал. Слова не говоря, принес несколько пар передач на ОТК и попросил проверить качество. А оно отличное! А станки то стоят!

— Откуда взял? — спрашивают.
— Да сам выточил, на станке своем.

А станок у него, между прочим, выпуска годов 50-х, какой там компьютер, на нем уже давно самую простую продукцию точили, их таких древних во всем цеху и осталось штуки три в основном для начального обучения новых токарей. В общем, выточить настолько сложные детали на нем совершенно невозможно.

Кинулись в дяди Васиному станку. А он, оказывается, собрал простейшее приспособление из пары штоков и эксцентрика. Эксцентрик вертится, и шток толкает, а шток управляет подачей резца. Практически получился полуавтомат, рабочему всего и нужно, что заготовки устанавливать, да готовые детали снимать. Самое сложное – это подобрать скорость вращения эксцентрика, чем она выше, тем больше граней на шестерне. И стоимость приспособления дяди Васи самая минимальна – если на доллары пересчитать, что-то около 10 будет. А главное это то, что шестерни у него получаются взаимозаменяемые, в отличии от изготавливаемых на заморском чуде техники.
Так станки американские никто и не стал восстанавливать, сделали по образцу приспособы еще две таких же, установили на старые токарные станки и работа закипела.

Дяде Васе премию, кажется, за рационализаторское предложение директор выписал.

В этой истории все различие конструкторской школы в западных странах в России. Если там сложные проблемы решают сложными путями, то русский завсегда найдет простое решение, только дай ему сначала поорать, что выход найти невозможно.

Потому многие за рубежом и считают, что русские мало что могут. Ведь если американским, к примеру, инженерам дать задание какое-нибудь, то они сразу говорят «О-кей, сделаем». А сделают или нет, тут еще бабушка надвое сказала, лишь бы обнадежить для начала. У русского подход иной. Дашь ему сложное задание, он первым делом кричит: «Это сделать невозможно, потому что». Далее следует подробный разбор, почему невозможно. Да вот только пока он перечисляет, почему невозможно, его мозги отсеивают традиционные решения и находят нестандартный подход. В результате через пару дней уже появляется идея, как сделать то самое невозможное. И делает ведь. Особенность такая у русских мозгов начинать от противного.

Жаль только, нет пророка в своем отечестве. Сколько изобретений, изначально сделанных в России, возвращается к нам под видом иностранных изобретений. Не зря за рубежом в советское время, так любили наши журналы «Техника-молодежи», «Юный техник» и им подобные. Приходилось слышать про деловых людей на западе и в Японии, сделавших состояния на опубликованных в советских журналах идеях.

Да и у моего отца, помню, в ящике письменного стола пылилась толстенная пачка свидетельств на рационализаторские разработки и изобретения, за 100 штук там было. А я свои даже и не оформлял ни разу. Да и толку, если внедрять никто не хочет.

Мой отец как то придумал систему, как улавливать золото в отходах. Работал он тогда на фабрике по производству транзисторов и микросхем. В этих деталях сам камень микросхемы припаивается к выводам тончайшими золотыми проводками. Естественно, что концы проводков обрезаются и идут в отходы. Улавливать их очень сложно, а потому никто и не делал этого – смысла нет. Так вот мой отец придумал, как наладить полный сбор выбрасываемого золота, причем очень дешево и просто, а это не одна сотня грамм в месяц только на одном заводе.

Вызвал его к себе директор и Христом-Богом попросил забрать рацпредложение. Забери, говорит, пожалуйста. Мол, золото — это хорошо, конечно, но теперь отчеты лишние писать, охрану организовывать, надзор за рабочими местами, пломбировку улавливающих устройств, выемку из них. Не нужны мне такие проблемы, забирай предложение, а премию я тебе за любую другую рацуху выпишу. Вот так в нашей стране и не появился еще один источник золотого запаса.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *