У нас на поселке каждый год собак отстреливали. Понимаю весь ужас защитников животных, но мера просто вынужденная. Поселок на Колыме, люди приезжают на заработки, после нескольких лет (кто и десятилетий) возвращаются на материк.
К чести людской скажу, что большинство забирали собак и кошек с собой. Но многие и предпочитали оставить их там. Кто соседям отдаст, да вот только у соседей свой кабыздох имеется и второй им к чему, а потом и третий. Что, всех кормить?
Собаки животные стайные и, оставленные людьми, очень быстро становятся опасными, сбиваясь в своры. Охотиться самим, как волки они не могут, да и не умеют (а может и не хотят), потому предпочитают кормиться на помойках, вольготно раскинувшихся на окраине любого поселка и жить подаяниями доброхотных хозяек, щедро отдающих объедки с семейного стола.
В стаях таких кого только не увидишь – от сенбернара и до болонки. Вот только милые, в общем, собачки, находясь в стае, становятся, смертельно опасны для человека. Даже, если они и домашние. Взрослые люди это прекрасно понимают и обходят их десятой дорогой, а вот детям объяснить такие вещи весьма сложно. Можно сколько угодно говорить 8-ми летнему ребенку об опасности бродячих собак, он все равно полезет погладить собачку. А стоит последней шавке тявкнуть на человека и мгновенно вся стая превращается в свирепую свору, готовую растерзать до смерти (как похоже на человеческую толпу, не находите?).
Не помню и года без того, чтобы бродячие стаи не растерзали нескольких детей и пьяных (тоже ведь существа не предсказуемые).
А потому, каждый год весной объявлялся отстрел собак, продолжительностью в неделю. На всякий случай домашних питомцев хозяева запирали на весь период охоты в дом, а самые ушлые из одичавших бобиков мигрировали на дачи в тайгу, пробираясь на свалку по ночам поодиночке.
У нас тогда был спаниелька Черныш, славная собачка. Охотник был отчаянный. Мужики на охоте ругались – пока их собаки до места, где ими утка убитая упала, доплывут, Черныш уже ее отцу моему в руки отдает. Отец только и успевал добычу раздавать хозяевам. Он, кстати, только посмеивался в ответ на ругань. Правильно, говорит, и делает, работа у него такая, хозяину добычу приносить. Черных в семье любимцем был. Мама избаловала его совсем. Я бывало, из техникума с Магадана приеду, возмущаюсь: «Меня бы так уговаривали. А мама: «Чернышик, миленький, съешь котлетку». А Черныш у соседей миску костей с мясом слопал, а на котлетку (вкусную, кстати, я тогда сам на нее глаз положил, да не досталось!) он чихать хотел. На самом деле я его тоже любил. Мы планировали через пару лет возвращаться на Украину, его уж точно бы не оставили на Колыме.
Ну, вот, пока отстрел шел, мы пса даже на улицу не выпускали, только на поводке утром и вечером на часок пробздеться. В остальное время некому – все на работе, а сестра моя младшая в школе на соседнем поселке. В остальные дни он сам по поселку бегал – все его знали и не обижал никто, я же говорю, он у соседок на довольствии состоял, что маму неизменно огорчало. Он и ел все то, что мы сами ел, даже, можно сказать, все самое лучшее.
За неделю собака вся извелась. Ну, отстрел кончился еще вчера, стало безопасно, утром выпускаем на улицу, пока все собираются на работу, друг другу мешаются. Сестра уж собралась, в подъезд вышла. И тут под самым окном грохот выстрела и через минуту отчаянный детский крик. Даже не крик, вопль. Даже не помню, как на улицу вылетели.
Стоит сестра (ей только 8 исполнилось – она меня намного младше), белая совершенно, метрах в двух от нее Черныш весь в крови лежит и чуть дальше сосед из соседнего дома довольный. Эта сволочь прямо на глазах девочки собаку застрелили. Я, говорит, не знал, что это ваша собака, думал бродячая. Врал, конечно, у нас поселок маленький, не то, что каждого человека знают, но и каждую поселковую собаку. Так что поселковые кумушки не только косточки соседям перемывали, но и их питомцам. Отца еще оттащили от паразита, убить мог.
Смотрю, у отца глаза бешенные. Я, говорит, если перешел где тебе дорогу, то пришел бы и разобрались как мужики, а ты козел и поступаешь так же. Знал же, что собака любимая, да еще и ребенка не пожалел. Чтоб ты руку себе отстрелил, сволочь!
Знаете, ведь не зря говорят, что слово силу имеет, да еще и какую. Главное, в него верить по-настоящему. Руку то себе сосед отстрелил.
Ну, не то, что руку. Два пальца напрочь оторвало, кисть дробью покалечило. В тот же день, сам себе, из собственного ружья. А ведь, даже специально такое сделать крайне трудно. Оно же длинное, ружье то. Вот такая вот сила проклятья, что значит, от всей души пожелать.

One Response to Сила проклятья
  1. Отстреливать нужно не собак, а хозяев. Для меня это однозначно.
    Божья заповедь “Не убий”- это не пустой звук.
    Мой муж охотник. Когда-то, когда еще не научились цивилизованно убирать бродячих собак (сейчас у нас в городе в них тоже стреляют, но капсулами с усыпляющим средством, и отвозят в питомник), так вот лет восемь назад мужа моего привлекли от охотхозяйства к отстрелу. Выезжали они на это черное дело по ночам. Отговрить его мне не удалось. Когда возвращался и начинал рассказывать о “трофеях”, я затыкала уши и повторяла одно: “Я не знаю кто, но нас накажут. Нельзя убивать животных, и без того преданных людьми. Они уже страдают, потому что брошены”.
    Прошло два года, и наша собака (маленькая, доверчивая) выскочила из квартиры навстречу возвращавшейся из школы дочери. Та неаккуратно широко распахнула дверь. Думали, погуляет и вернется. Но собака – тоже любимица семьи, попала под очередной отстрел, в котором муж уже не участвовал.
    Надо было видеть глаза моего мужа, когда спустя какое-то время он проверял дочкино сочинение на тему “Если бы у меня была волшебная палочка”. Она писАла, что вернула бы назад тот день и уже точно не выпустила собаку из квартиры.
    Вот так.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.