Литовская мстя, бессмысленная и беспощадная

куры для дуры

За последний год, полный разнообразными перфомансами от свидомых украинцев, казалось бы, можно было привыкнуть ко всему, вплоть до «поедания христианских младенцев», жаркого из «сепаратистов», многочисленных «повешений» чучел российских политиков и прочим бессмысленным и идиотским акциям украинских «активистов». В первую очередь, естественно все эти, как бы это прилично сказать, «акции» посвящаются главному божеству и идолу хохлов – Путину.

Впрочем, что украинцы, что прибалты – «одно лицо, одна порода», разве что прибалты не так активны, пореже они моления Путину устраивают. Видимо потому, что поэкономнее и с выдумкой похуже.

Но насчет выдумки, я погорячился, таки есть она. Жаль только чего умное выдумать – нет ее, а вот насчет глупостев – так завсегда пожалуйста, это они всегда готовы.

Сегодня литовцы особенно отличились.

Литовская художница от слова «худо» Йолита Вайткуте создала портрет Владимира Путина из хлебных крошек, а потом скормила его курам.

Как она сказала: «Это мой тихий художественный протест. Не хочу никого оскорбить, не занимаюсь политиканством, просто в такой форме высказываюсь против идей Путина».

Вот же Владимиру Владимировичу икалось-то наверное. Ажно и внимания не обратил. Сдается мне, все подобные акции делаются для одной цели – хоть как-то попиарится, иначе-то никак, Бог таланта не дал. Вот вы слышали про литовскую худо-жницу Йолиту Вайткуте? И я не слышал, и если бы она кур не привлекла, то и не знал бы о ней никто, даже в самой Литве. А так хоть на 5 минут за счет кур прославилась эта, как там, бишь, ее? А, неважно!

Кстати, терзают меня смутные сомнения, что таки эта, как бишь ее там, все-таки не сама выдумала идею с портретом и курами, а сперла из одной широко известной книги.

«Первый его портрет вызвал в городе большой шум. Это был портрет заведующего гостиничным трестом. Феофан Копытто оставил станковистов далеко позади. Заведующий гостиничным трестом был изображен не масляными красками, не акварелью, не углем, не темперой, не пастелью, не гуашью и не свинцовым карандашом. Он был сделан из овса. И когда художник Копытто перевозил на извозчике картину в музей, лошадь беспокойно оглядывалась и ржала. С течением времени Копытто стал употреблять также и другие злаки. Имели громовой успех портреты из проса, пшеницы и мака, смелые наброски кукурузой и гречневой крупой, пейзажи из риса и натюрморты из пшена. Сейчас он работал над групповым портретом. Большое полотно изображало заседание Губплана. Эту картину Феофан готовил из фасоли и гороха. Но в глубине души он остался верен овсу, который сделал ему карьеру…»

Вот так, читайте, товарищи, классику, там еще много идей.

И небольшой сюжет — «Куры для дуры»:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *