Своего антрацита на Украине больше нет

антрацит

Я буквально вчера писал про то, что на Донбассе за полтора года открыли и восстановили 15 угольных выработок. А еще чуть раньше я упоминал про то, что украинские ТЭС вынуждены начать покупать мазут и жечь его, т.к. угля опять не хватает и запасы (и так не великие) достаточно быстро сокращаются.

И еще бы им не сокращаться, запасам-то – на сегодняшний день на Украине не осталось ни одной шахты, в которой добывается антрацит. И при этом и Россия и ДНР прекратили поставлять уголь после попытки Киева устроить теракты в Крыму.

А без антрацита украинской энергетике плохо. Из 14 крупных украинских ТЭС шесть работают на угле марок А и Т (Трипольская, Змеевская, Приднепровская, Старобешевская, Славянская, Луганская), Криворожская ТЭС может работать только на угле марки Т. Другие марки для этих ТЭС не подходят.

О том, что с шахтами таки действительно все подтвердил в эфире ток-шоу «Люди. Hard Talk» лично министр энергетики Украины Игорь Насалик.

Правда, Насалик, рассказывал все это в контексте того, что не беда – они, мол, уголь уже в Африке и Австралии заказали.

«На территории Украины, которую контролирует Киев, мы не добываем ни тонны антрацитовой группы угля. Она вся за пределами нашей страны. Но мы разработали планы, и буквально три дня назад пришел первый корабль. У нас не так много стран, откуда мы можем привезти уголь. Это Австралия, Новая Зеландия, Северная Америка и ЮАР. Основная поставка – это, все-таки, ЮАР», – распинался Насалик.

Правда, министру веры мало, вспоминая как в прошлом году уголь из ЮАР завозили. Тогда украинскую тепловую энергетику спасло только восстановление поставок из Донбасса.

Это при том, что еще в сентябре 2014 года на контролируемой Киевом территории работали 36 шахт — 12 шахт за пределами Донбасса и 24 из 93 шахт на Донбассе на за пределами границ ДНР и ЛНР (при этом дополнительно 60 шахт находились в режиме поддержки жизнедеятельности, а 7 были полностью разрушены в ходе боевых действий).

Что характерно, Киевом не только ничего не сделано для их восстановления (что имеет крайне важное значение для выживаемости государства Украина), но и то, что осталось, слили в канализацию, полностью прекратив поддержку угольной отрасли еще год назад. Ведь криком кричат: «нет антрацита, он весь в ЛДНР», но при этом даже малейших попыток запустить закрытые и разрушенные шахты на своей территории не делается. «Большинство шахт, добывающих угли марок А и Т, находится в городах Шахтерск, Красный Луч, Антрацит, Ровеньки, Свердловск Луганской обл.», как заявляет чиновник Минэкономугля Александр Вивчаренко и контролируются властями ЛДНР. Меня настораживает выражение «большинство шахт». Значит, таки не все? А что мешает Киеву наладить добычу на контролируемой территории, чтобы хотя бы снизить остроту проблемы? Необходимость вложений и модернизации мешает? Почему-то в Новороссии ничего не мешает. Но «работящим» украинцам проще закрыть шахты. При этом и модернизировать энергоблоки ТЭС так, чтобы они работали на газовых углях тоже не делают. И оправдание есть – дорого, мол, это ж гроши надо платить!

Я так понимаю, что все оправдания, что модернизация – это дорого, это продолжающаяся политика проедания укровластью советского наследства, когда ничего в промышленность не вкладывалось. Так привыкли, так продолжают руководить. И как-то сам собой появляется вопрос – сколько бы продержались шахты Новороссии, вернись туда киевская власть?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *